Константин Бочавер: «Даже чемпионы мира начали свой путь со школьного кружка, институтской секции, увлечения»

Многие ребята начинают свой спортивный путь с занятий в системе дополнительного образования. Но профессионалами получается стать не у всех. Для того чтобы узнать, чем настоящий чемпион отличается от конкурентов, как развивается скалолазание в России и что такое киберспорт мы поговорили с психологом Сборной России по скалолазанию Константином Бочавером.​


Краткая справка:

Константин Бочавер

Константин Алексеевич Бочавер, психолог Сборной России по скалолазанию, консультант киберспортивной академии М19. Кандидат психологических наук, заведующий лабораторией «Психология спорта» Московского Института Психоанализа.

 

 


— Как получилось, что Вы, психолог, стали работать со спортсменами?

Благодаря череде случайностей. В годы вокруг моего выпуска из университета в «психологической» Москве наблюдались две напрямую коснувшиеся меня тенденции: переизбыток психологов в образовании и некоторая социальная усталость от них, а с другой стороны – дефицит квалифицированных кадров в спорте. Дело в том, что область психологии спорта эклектична в науке и практике – за сто лет истории в ней «отметились» и клиницисты, и педагоги, и социальные психологи, и врачи. Университетского профиля «спортивная психология» почти нигде нет, и после того, как традиция советской спортивной науки прервалась, а наставники и настоящие мэтры, за редким исключением, покинули нас, область психологии спорта стала фрагментарно заполняться около медицинскими специалистами, педагогами, бывшими спортсменами… В этом пространстве ощущалась нехватка методов и кадров, а кадры решают все. В национальных сборных психологов было мало, и относились к ним часто… скептически. В детском спорте – школах олимпийского резерва – психологов почти совсем не было. На полторы сотни московских спортивных школ – самое большее человек пятнадцать было, например, в 2010 году. Катастрофа. И эта объективная потребность в кадрах совпала с моими интересами, а благодаря паре знакомств главный научный центр московских сборных команд меня пригласил – и дело пошло. Сейчас я отчетливо помню, что после института меня тянуло в то, что называют performance psychology – область деятельных, ответственных людей, спортсменов, врачей, пилотов, военнослужащих, область работы без права на ошибку. Так и получилось.

— Каким видом спорта Вы занимались в детстве, почему именно им? Насколько серьезно увлекались?

— Я не занимался профессионально ни одним видом спорта, но попробовал многие. В детстве ходил плавать в бассейн «Чайка», в средней школе занимался какое-то время самбо, очень было здорово. В институте хотелось чего-то эдакого и пытался совмещать историческое фехтование и рукопашный бой. Фехтовать длинноклинковым оружием очень нравилось, тем более что посчастливилось тренироваться одно время у капитана сборной России Андрея Зимина, по-прежнему вдохновляющего меня на многое. Плюс к тому, я очень люблю природу, и с детства постоянно катался на велике и ходил в лес, в походы. У меня есть два главных упущения во всем этом – я не полюбил зимние виды, так как все время мерз, и до взрослого возраста не был в горах, так как европейская часть России очень плоская.

Константин Бочавер

— Эти занятия как-то повлияли на выбор будущей профессии? ​

— Мне кажется, детские увлечения никак не повлияли на выбор профессии. Другое – да. Я с конца института занимаюсь скалолазанием, и с легкой руки нескольких друзей познакомился и сблизился со Сборной России. Когда я работал в государственном спортивном центре, я, пользуясь ресурсами, как мог помогал скалолазам, приводил их на исследования и тренировки, делился всем, что у меня было полезного, а попутно старался, чтобы мои коллеги узнали и полюбили этот вид спорта. Вот так я стал штатным психологом национальной сборной по скалолазанию, спасибо доктору сборной Армену Тер-Минасяну, а сейчас радуюсь плодам своих трудов, так как у команды действительно появились ресурсы, каких не было раньше, и верные помощники в лице спортивных физиологов, биохимиков, биомехаников, методистов. Так что дружба и любительское увлечение спортом развернули мою профессиональную траекторию к работе в сборной.

— Сколько государственных организаций в России, которые обучают детей скалолазанию? И есть ли вообще такие?

— Исторически этот вид спорта – ныне олимпийский – тесно связан с нашей Родиной. Где-то он развивался как отдельная дисциплина, а у нас он зародился и до недавнего времени был тесно связан с альпинизмом, относился к одному из прикладных или военно-прикладных видов спорта. И поэтому еще до того, как стали повсеместно открываться скалолазные коммерческие центры, в России сформировались самобытные сильные школы – в Тюмени и Екатеринбурге, Челябинске и Красноярске. Есть спортивные школы со скалолазным направлением и государственной поддержкой в Калининграде, Перми, Санкт-Петербурге, Москве. Это не самый популярный, но «очень русский» вид спорта. И он на наших глазах становится все популярнее, не в последнюю очередь из-за того, что наши спортсмены результативны и с первых же соревнований по скалолазанию были на пьедестале.

Константин Бочавер

— Может ли дополнительное образование претендовать на подготовку детей до профессионального уровня? Часто ли приходят ребята, которые занимались в каких-либо кружках? Много ли таких центров? Сколько детей приходят в большой спорт из организаций дополнительного образования?

 Дополнительное образование – в спорте, в искусстве – не претендует, мне кажется, на подготовку профессионала. Оно на то и дополнительное, что занимает ребенка, молодого человека, мотивирует на достижения и на то, чтобы заняться делом серьезно и систематически.

Многие великие спортсмены начинают с таких кружков и секций, быстро «втягиваются», а дальше переходят на профессиональную стезю. В скалолазании так и происходит. Даже чемпионы мира начали свой путь со школьного кружка, институтской секции, увлечения. Но для того, чтобы стать конкурентным спортсменом, нужно профессиональное сопровождение тренера и спортивных специалистов, а не только мотивирующая среда, хотя она очень важна.

— С какими психологическими проблемами чаще всего сталкиваются дети, которые начинают заниматься профессиональным спортом? Какие качества им необходимы для преодоления их? 

— Ребята и девушки, выбирающие спортивную стезю, превосходно подкованы в преодолении стресса и тревоги, собраны, дисциплинированны. Часто они более целеустремленные, чем их сверстники, более взрослые и самостоятельные. Но, безусловно, общечеловеческие проблемы возраста не чужды спорту: самоутверждение, поиск авторитетов, упадок мотивации и веры в себя, дружба и предательство, соблазны пойти по кривой дорожке… Все как у всех, но только на фоне частого истощения, стресса, физической усталости. Спорт очень закаляет психику.

Константин Бочавер

— Какие качества нужны ребятам, которые занимаются скалолазанием? 

— Главное качество спортсмена, помогающее всегда и везде – трудолюбие. Можно иногда не быть «от природы» талантливым, хладнокровным, решительным – все это придет. Самое важное качество, делающее спортсмена успешным – его мотивация, дисциплина, «упертость». Все успешные спортсмены — настоящие трудяги, в спорте не получится добиться успеха только лентяю. При нынешнем обилии дисциплин и видов спорта в случае кризиса и спада часто можно просто «перестроиться» и выстрелить в другой дисциплине. Так, например, иногда происходит в дисциплинах по стрельбе из лука, очень наглядно.

— Какие сильные стороны у скалолазов?

— Это сложно-координационный спорт, и для того, чтобы успешно выступать в отдельных дисциплинах и многоборье, ребята-скалолазы тренируют не только мышцы. Их отличает, на мой взгляд, прекрасная память и выдающееся воображение, ответственность, дружелюбие. Будучи одиночками, они, тем не менее, часто готовы помочь своим конкурентам, и это достойный пример многим. Возможно, они невольно ориентируются на старших, ведь мы, состав специалистов, ведем себя корректно и дружелюбно с теми, кто в других видах спорта был бы «злейшими врагами». Но самой сильной стороной скалолазов с детства является прекрасно развитое внимание, или внимательность. Этот спорт учит концентрироваться на задаче и не отвлекаться, например, на зрителей за спиной, учит замечать «мелочи» на рельефе и правильно разгадывать то, что задумал подготовщик трассы, чутко прислушиваться к собственным ощущениям. Пожалуй, да, скалолазы внимательные и, можно так сказать, вдумчивые.

Константин Бочавер

— Как работать с мотивацией в спорте? ​

— У любого человека мотивация динамична. В спорте она может поменяться в течение одних соревнований. Работать можно по-разному, но, наверное, общим правилом может быть честность с самим собой. Спортсмен – сам или с чьей-то помощью – должен отдавать себе отчет, зачем он сейчас занимается спортом. Мотивация всегда есть. Мотивы разные, и нет плохих, и хороших. Мы можем стать чемпионами, занимаясь ради побед, приходя на тренировки к своим друзьям, желая помочь и обеспечить родителей, в поисках чего-то интересного, чувствуя долг перед тренером, семьей и Родиной. Мотивы разные, и это нормально, если в кризисный момент спортсмен не всегда понимает, зачем он здесь. Случается, «кризис веры» после поражения или травмы, несправедливости, долгой стагнации результатов, усталости от рутины, конфликтных отношений. Гарантированно «выберется» тот спортсмен, который обладает лучшими навыками и ресурсами: умеет ставить цели, справляться с волнением, верит своему тренеру и охотно прибегает к поддержке близких.

Константин Бочавер

— Мы знаем, что Вы работаете в таком новом и интересном направлении как киберспорт. Чем киберспортсмены отличаются от ребят, занимающихся традиционными видами спорта? В чем разница между обычными играми и соревнованиями киберспорта? Где проходит грань между зависимостью от игры и занятием этим на спортивном уровне?

— Киберспорт – это не совсем спорт, надо начать с этого. Это действительно трудная соревновательная деятельность, требующая недюжинных коммуникативных способностей, преодоления себя, превосходной памяти и воображения, безошибочного быстрого мышления. Вокруг игры собираются поклонники, фанаты, число зрителей растет, крупные организации инвестируют в команды – и так киберспорт становится шоу. По данным Forbes, в прошлом году просмотры киберспортивных турниров превысили по миру просмотры всех других видов спорта, кроме только футбола. О чем это говорит? О том, что киберспорт – зрелище и весьма интересное. Отличий от обычных видов спорта много, прежде всего, в области режима подготовки и кадровой динамики, состав команд меняется очень часто. Ребята-геймеры так же, как и спортсмены, тренируются, путешествуют, получают призовые и дают интервью, расстраиваются после поражений. Но характер деятельности все же другой. В основе не спортивное состязание, а игра, развлечение. Эту грань между спортом и развлечением сложно прочертить однозначно. Она ситуативна. Все игроки живут как бы в двух режимах: «человек играющий» и «человек работающий». И то, что им очень нравится играть, иногда может входить в конфликт с «серьезными» спортивными планами подготовки или взрослым отношением к своему здоровью.

Константин Бочавер

— Какой можете дать совет педагогу, у которого обучающиеся дети решили бросить спорт или родители сказали – что спорт — это несерьезно, важнее школа?

— Наверное, здесь не смогу дать одного четкого совета. Просто поразмышляю. Среднее образование в России сейчас рассчитано на средние способности и, на самом деле, не требует таланта и коллективного разума всей семьи, хотя многие считают иначе. Когда родители готовы, не моргнув глазом, положить на алтарь часто устаревших знаний десять лет жизни ребенка, они создают вымышленную антитезу: здоровый или умный, сильный или начитанный, спортсмен или отличник. И с такой установкой, конечно, ребенок чувствует не поддержку, а слабину, и при каких-то трудностях сбегает из спорта. Ребенок не вещь, его нельзя перетягивать как одеяло или как сувенир ставить на полку с биркой «мои достижения». Кому-то хочется видеть детей спортсменами, кому-то учеными, кому-то юристами или актерами. Важно не держаться за институты спорта, или школы, или чего-то еще, и выбирать тот путь, где нет насилия, а ребенку хорошо. Не забывая о том, что есть «здесь и сейчас», а есть будущее. Если ребенку не быть великим хоккеистом, можно сохранить в нем любовь к хоккею, чтобы, даже став знаменитым врачом, он мог поиграть с друзьями и вспомнить с удовольствием годы в спортивном клубе. Хочу также вспомнить слова очень умного человека Джека Ма: образование сегодня должно воспитывать в детях только то, в чем мы отличаемся от машин. Эстетика, нравственное воспитание, самостоятельность, креативность, дружелюбие и эмпатия, целеустремленность. Спорт или средняя школа дадут моему ребенку больше этих сугубо человеческих знаний и навыков? Наверное, лучше их совместить и показать значимость, заинтересовать ребенка в образовании и спорте как начале жизненного пути умного, здорового и деятельного человека.

Материал подготовили:

Григорьев И.С.,
методист Ресурсного центра ГБПОУ «Воробьевы горы»,

Свинцицкая А.Ю.,
редактор Ресурсного центра ГБПОУ «Воробьевы горы».

Добавить комментарий

Войти с помощью: