Театрально-творческие приёмы изучения драматических произведений в старших классах

Статья о проблемах освоения литературы детьми и о новых приемах изучения драматических произведений в старших классах по пьесе А. Грибоедова «Горе от ума».

«Нескучная классика»
Композиция по комедии в стихах Грибоедова «Горе от ума»
(Отрывки. Пробы. Монологи. Методика репетиционной работы).

В.И. Ельникова,
педагог дополнительного образования,
преподаватель актерского мастерства
и сценической речи
ГБОУСОШ ДО «Класс-центр».

«Литературе так же нужны талантливые читатели, как и писатели. Именно на них рассчитывает автор, когда напрягает свои душевные силы. Художник – автор берёт на себя только часть работы. Остальное должен дополнить своим воображением художник – читатель».
С.Я. Маршак

ХХI век отмечен многими изменениями. Одно из них – отказ подрастающего поколения от чтения книг. Бумажные носители не в чести. Да и на цифровых носителях объемные тексты пугают, раздражают, отталкивают. Вся жизнь, все интересы перемещаются в интернет-пространство, в социальные сети, в гаджеты. Как будет складываться судьба книги в будущем? Как у Брэдбери в «451° по Фарингейту»? Или, что еще чудовищнее, как у Сорокина в «Манараге»: книга превращается в drova, на которых book`n`grill готовит для представителей высших слоев шашлык из осетрины на «Идиоте», стейк на первом издании «Поминок по Финнегану», каре барашка на «Дон Кихоте». Чем реже и ценнее экземпляр, тем вкуснее… и престижнее…

Позволю себе отсылку к мнению о сегодняшнем месте литературы в жизни школьников, о проблемах преподавания школьного курса литературы и о том, что следует делать в сложившейся ситуации.

Гасан Гусейнов, доктор филологических наук, профессор НИУ ВШЭ, в одном интервью сказал: «… место литературы стало все больше занимать кино, большая литература вытесняется еще и играми, и социальными сетями. А еще люди стали персонажами своего собственного литературного творчества. У них нет времени читать большие тексты, подражать крупным авторам. Вместо романов сейчас пишут краткие дайджесты или резюме возможных романов… К услугам трудящихся краткое изложение классических литературных произведений…».

На вопрос «Что же со всем этим делать?» Гасан Гусейнов отвечает: «Пересматривать каждый год программу, отсылать детей к золотым полкам и библиотекам, которые составляли Герман Гессе или Валерия Новодворская. Подбирать литературу к параллельно идущим предметам. Например, к урокам географии подсовывать «Фрегат Палладу» Гончарова – одну из пяти-семи главных русских книг XIX века».

Еще одно интервью – с Александром Архангельским – литературным критиком, публицистом, телеведущим и писателем, автором ряда школьных учебников, методических пособий, хрестоматий по литературе. Он отмечает, что восприятие книжного текста у современных подростков действительно поменялось. И сложно противостоять клиповому мышлению, привычке получать информацию, упакованную в коротких текстах sms-сообщений, в диалогах чатов, знаковых оценках, услужливо подсунутых социальными сетями.

«Поэтому современный фильм, адресованный подросткам, чаще состоит из новелл, коротких сюжетных шагов, потому что они часто не помнят, что в начале-то было… Что же до классики… в массовой школе можно читать фрагментами. Что бы некоторые методисты ни говорили, я глубоко убежден, что лучше, если человек прочитает отдельные сцены из «Войны и мира», чем он не прочитает книгу вообще». Александр Николаевич предлагает использовать понятный новым поколениям художественный и не только художественный язык. Например, цифровые проекты: «Лев Толстой в один клик» или «Анна Каренина. Живая классика». Еще один ресурс, который может облегчить усвоение литературы – это творческие задания: инсценировать, экранизировать ту или иную сцену из произведений классиков, обратившись к идее школьного театра или кинокружка.

Да, ситуация непростая! Те, кого учат читать и те, кто берется научить читать, в большинстве своем разводят руками, вздыхают-сетуют, пишут-тревожатся, бьют в колокола…

Но наш опыт подсказывает, что есть замечательный путь, который поможет привлечь подростка к литературе высокого уровня. Путь, который приведет к полноценному восприятию произведения: умению сопереживать героям произведения, видеть динамику эмоций, определять авторскую позицию, умению находить сходство со своим жизненным опытом, удивляться и радоваться таким открытиям: «я ведь тоже так, точно так об этом думал, но не умел так сформулировать мысль!» или: «да, я-то хорошо знаю, как себя чувствуешь в такой ситуации!». И этот путь лежит через театр, сцену и эмоциональное проживание событий и текста роли. Этот путь смелый и интересный! И, уверяем, результативный. И если у вас в союзниках и единомышленниках учитель литературы и истории, то проект получится и художественно целостным, и энциклопедически объемным, дающим пищу и уму, и сердцу.

И возник сговор, в который вошли педагоги по литературе и истории, актерскому мастерству, сценической речи, сценическому танцу. Все наши усилия, все, что мы делаем – это единый контекст (межпредметные связи) – укрупнение масштаба личности ученика. И результат вышел отменный! Были созданы два спектакля на материале романа в стихах А.С. Пушкина «Евгений Онегин». Один из них назывался «Евгений Онегин. История одной дуэли», другой – «Евгений Онегин. Линии жизни».

Еще один проект, создание которого опишу подробнее. Идея взять в работу пьесу Грибоедова «Горе от ума» вынашивалась давно. Ведь произведение написано неравнодушным человеком, написано страстно. Сам автор – фигура значительная в истории отечества. А его такая яркая и трагически-короткая любовь к юной Нине Чавчавадзе не может оставить хоть кого-то равнодушным.

В пьесе ясный сюжет, живо и остро выписаны персонажи, что дает возможность поискать речевую характерность.  Много отличных законченных сцен с понятным конфликтом. Замечательные диалоги – хороший материал для освоения словесного действия. Сама история такого неожиданного, фантастического превращения нормального человека в сумасшедшего, благодаря синдрому толпы!

И так захотелось разрушить заранее негативное отношение к этому гениальному произведению! Но как сделать классику нескучной? Как, работая над программным произведением, да еще и написанным в 19 веке, сделать это произведение интересным для подростков? Ведь мешает многое:

  • обязательность освоения текстов, то есть задано в школе;
  • история рассказана в диалогах, то есть. это пьеса, а пьесу читать гораздо труднее прозы;
  • события происходят в далеком 19 веке;
  • речь персонажей почти иностранная: много слов незнакомых (заглядывать в словарь неохота, да еще так часто. Да и само слово «Словарь» вызывает негативную реакцию);
  • Диалоги написаны стихами! – неестественно, не имеет никакого отношения к сегодняшней жизни сегодняшнего школьника.

Что же делать? Разговаривать! Объяснять! Вдохновлять! Были тщательно подобраны задания на весь репетиционный период. Продуман порядок, очередность этих заданий.

Педагогическая задача формулировалась так: спектакль – не цель, цель – освоение/присвоение авторского текста, то есть путь к героям, их обстоятельствам жизни, их поступкам. Поиск современного языка и точек соприкосновения, снятие пафоса.

Вот какие задания и в каком порядке получали учащиеся:

  • Рассказать об авторе, о событиях его жизни, забыв, что это «классик русской литературы», но живой человек, в жизни которого были взлеты и падения, дуэли, ссылки и большая любовь: «Лицо автора». На одном семинаре по сценической речи Марина Станиславовна Брусникина, профессор школы-студии МХАТ, на вопрос «с чего начать, взяв в работу классическое произведение и как «подружить» столь далекие друг от друга времена?» ответила – «покажите им портрет автора, предложите всмотреться в лицо. Ведь они все необыкновенные!».
  • А после бесед об авторе и его времени на уроке литературы и истории – создать композицию-ассоциацию «Мой Грибоедов».
  • Актерская читка пьесы по ролям, уже дала возможность предположить будущее распределение ролей и сцены, которые учащимися лучше воспринимаются. После говорили о понятных любому подростку вещах: о предательстве в любви, о приспособленчестве, о том, что старшее поколение почему-то всегда стремится «подмять», выстроить по своим шаблонам младшее.

Теперь, когда с автором и текстом участники проекта знакомы, сцены выбраны, переходим к персонажам пьесы. Ученикам предлагается выбрать конкретного персонажа, в поступках которого он хотел бы разобраться подробно. И для того, чтобы исследование развития/раскрытия персонажа не стало литературоведческим, от головы, школьникам было предложено несколько заданий:

а) сочинить биографию героя;

б) рассказать один из снов персонажа;

в) пересказать событие той или иной сцены от имени каждого из участников;

г) взять интервью у персонажа;

д) сочинить монолог героя, где бы он отстаивал свой образ жизни.

Такие задания провоцируют творческое отношение к работе. И в то же время сон и интервью могут быть какими угодно! И здоровая доля вседозволенности, когда ошибиться почти невозможно, расширение границ для фантазий освобождает от наигрыша, натужного изображения высшего света, времени, в котором ты не жил!

Эти задания позволяют уйти от книжности, шаблонности, будят фантазию и воображение, дают возможность очень живо представить логику поведения персонажа. И что очень важно, у школьника появляется необходимость не однажды обратиться к тексту пьесы, чтобы набрать фактов, объясняющих мотивы поступков. И это необыкновенно увлекательная работа! Исполнители ролей из исполнителей превращаются в живых людей. Они ясно представляют себе внешний облик своего героя, его манеру говорить, двигаться… нет, речь не идет о перевоплощении! Нет такой цели, да и актерский ресурс не тот. Но показать героя, говорить от его имени в его логике – вот цель. И нам это удалось сделать!

Стоит отметить отдельно, что исполнители ролей не рядились во фраки и кринолины, не наверчивали букли на голове, не пользовались аксессуарами вроде лорнетов, вееров, диадем и проч. Одежда была современная. Единственное условие, чтобы девушки были в платьях, не в брюках. Вот несколько сцен и монологов из проекта «Горе от ума». Нескучная классика».

Сценарий композиции на материале пьесы А. Грибоедова «Горе от ума».

Ведущий: Действие I, явление 1. Актерский пересказ события.

Наталья А.: выходит с пьесой в руках, читает первую ремарку автора, тем самым вовлекает зрителя в ход событий и как бы напоминает себе предлагаемые обстоятельства сцены:

«Гостиная, в ней большие часы, справа дверь в спальню Софии, откудова слышно фортопияно с флейтою, которые потом умолкают. Лизанька середи комнаты спит, свесившись с кресел. (Утро, чуть день брежжится)».

Наталья А. от имени Лизы: Вы не представляете, что сегодня произошло! Фамусов чуть не застукал Софью вместе с Молчалиным! Точнее, в тот момент, когда я наконец-то достучалась до них, Молчалин вышел из покоев Софии и столкнулся с Фамусовым!.. вы понимаете, что это значит? Да я бы оказалась виноватой во всем, меня бы просто выпороли, отправили в деревню, выдали замуж насильно!.. К тому моменту я думала, что все пропало, что Фамусов обо всем догадался, и меня ждет самая плачевная учесть. Нет, вы только представьте: раннее утро, помните ведь, «утро, чуть день брежжится… все господа спят, не спит только Фамусов – старческая бессонница. А тут София и Молчалин рядом, при полной экипировке (ведь с вечера не переодеты!) Фамусов озадачен, насторожен, разозлен:

Друг. Нельзя ли для прогулок

Подальше выбрать закоулок?

А ты, сударыня, чуть из постели прыг,

С мужчиной! С молодым! – Занятье для девицы!

Я чуть не упала на ровном месте! Молчалин молчит. Тогда вступила Софья, выкручиваться она оказалась мастерица: «Подумаешь, напасть. Шел в комнату, попал в другую». Но Фамусов подозревает неладное: «Попал или хотел попасть? Да вместе вы зачем? Нельзя, чтобы случайно». Потом она городила всякую чушь, мол, сон приснился! Да, надо сказать, день не заладился! А все потому, что под утро я умудрилась уснуть, а когда проснулась, оказалось, что уже светло… я начала носиться по комнате, звать Софью, заводить часы – может хоть их они услышат! И тут, как назло, Фамусов! Только его мне и не хватало! опять надо врать, ловчить, скрывать влюбленных… еще эти вечные его приставания…фу! Я вру, что шуметь нельзя – Софья все ночь читала, теперь спит… Фамусов чтение романов не одобрил, страсть как не любит книжек! Правда, я от всего этого устала! Мечешься от одних господ к другим, и каждый требует своего! УСТАЛА!

Уходит.

Ведущий: Действие I, явление 4. Чтение наизусть.

Звучит сон Софьи:

Позвольте… видите ль… сначала

Цветистый луг; и я искала

Траву

Какую-то, не вспомню наяву.

Вдруг милый человек, один из тех, кого мы

Увидим — будто век знакомы,

Явился тут со мной; и вкрадчив, и умен,

Но робок… Знаете, кто в бедности рожден…

Потом пропало все: луга и небеса. —

Мы в темной комнате. Для довершенья чуда

Раскрылся пол — и вы оттуда,

Бледны, как смерть, и дыбом волоса!

Тут с громом распахнули двери

Какие-то не люди и не звери,

Нас врознь – и мучили сидевшего со мной.

Он будто мне дороже всех сокровищ,

Хочу к нему – вы тащите с собой:

Нас провожают стон, рев, хохот, свист чудовищ!

Он вслед кричит!.. —

Проснулась. – Кто-то говорит, —

Ваш голос был; что, думаю, так рано?

Бегу сюда – и вас обоих нахожу.

Ведущий: Действие I, явление 5. София и Лиза. Построение диалога. Подружки.

Отрывок исполняется как сцена из драматического спектакля с небольшими сокращениями в тексте. Минимализм на площадке: два стула и пианино. После финальных слов Лизы «…чтоб этот смех дурацкий/ Вас несколько развеселить помог» продолжают диалог уже от лица учениц: «А что там дальше у Грибоедова, помнишь?».

Явление 7. София, Лиза, слуга, за ним Чацкий.

Слуга: К вам Александр Андреич Чацкий

Уходят.

Ведущий: Действие III. Явление 3. Чацкий, потом Молчалин.

Сцена идет без купюр. Решение сцены таково, что с Чацким ведут диалог сразу четыре Молчалина

Ведущий: Эпизод следующий. Монолог Лизы о своем житье-бытье.

Катя А. от имени Лизы: Я… я влюбилась! В буфетчика Петрушу. Он красивый, готовит вкусно… но так сложилось, что у нас нет даже минутки побыть рядом, словом перемолвиться. А знаете все из-за чего? Из-за Софьи! Она влюбилась в этого Молчалина, сидит с ним целыми ночами, и не знаю, что делает. А самое обидное, что она заставляет меня караулить их, следить, чтобы никто их не тревожил. То есть, я и так кручусь целый день с делами по дому, а потом сиди целую ночь и следи, а когда настанет утро, надо дать знать хозяйке. Это чтобы Фамусов не заявился и ну… того… не застал их вместе! Кстати, ой, конечно же некстати, один раз папаша их всё-таки застал! И было…того (характерный жест у шеи)… но Софья сумела выкрутиться, и поэтому меня не того (жест)… не увидели бы вы меня здесь больше: розги, деревня, свинарник… А знаете, что я хочу вам сказать, что один раз, когда Софья не видела, Молчалин стал приставать ко мне, говорить всякое, что я нравлюсь ему! Представляете, нахал какой: Софья влюблена в него, а он служанку не прочь того… завлечь! А я ему ответила как есть, что люблю буфетчика Петрушу. А я говорила Софье, что ей пара Чацкий: красивый, умный, а главное любит ее! А этот Молчалин, ну что этот Молчалин – противный он какой-то! Эх, Петруша, Петруша!

Ведущий: Эпизод следующий. Интервью с Молчалиным.

Молчалин в центре сцены сидит на стуле, вопросы задают сидящие в зале.

Марк Д. отвечает на вопросы от имени Молчалина: «Молчалины господствуют на свете» — а мне нравится эта фраза! «Молчалины господствуют на свете» – определенно нравится! Да нет, просто круто! Вот вы все, тут сидящие, осуждающие меня, чего вы добились в жизни? Чего? Да вы просто слабаки. Потому что подниматься по карьерной лестнице не каждый умеет. Это особый талант. Умение быть нужным – дано не каждому. Вычислить того, кому стоит быть нужным, понять все тонкости общения с ними, приладиться к характеру – это я вам доложу не так-то просто. Вот обо мне пишут, сравнивают меня с Чацким… ха! Чацкий не приспособлен к жизни! Он умен, в смысле образован, но глуп. Глуп, потому что главная его страсть, его болезнь, я бы сказал – стремление лепить правду в лицо. Он живет под девизом: «Правда невыгодна, но прекрасна!» Поди, как смело! А зачем? Что изменится? Плевать против ветра не разумно. И теперь скажите мне, где этот Чацкий, чего он добился, с чем остался, расскажите-ка мне о его дальнейшей счастливой жизни, а? Молчите? А я вам отвечу: Успешность – вот мерило всех поступков: сгибаний, унижений, подстав, предательств. Успешны – вы в тренде, а молнии гнева и справедливости оставьте интеллигентикам. Вопросы есть?

ВОПРОС из зала: А что вы думаете о своем благодетеле, о Фамусове, который вас вытащил из захолустной Твери?

ВОПРОС из зала: Когда будет ваша свадьба с Софьей?

ВОПРОС: А женились бы Вы на Лизе?

Молчалин: Достаточно. Спасибо, это было интересно.

Ведущий: Сцены, в которых Чацкий признается сошедшим с ума. Актерская читка.

Действие III, Явления 12-21: образ снежного кома.

На сцене сидят в полукруге все участники. Перед нами появляются и исчезают колоритнейшие персонажи, гости Фамусова. Диалоги ведутся стремительно. Текст явлений читается без сокращений.

Явление 22.

На монологе Чацкого о Москве, о французике, о засилье иноземцев вся публика перебирается в предвкушении скандала в первый ряд партера, чтобы не пропустить ничего. Все включили телефоны на видеозапись. Но тут зазвучала музыка, все поспешили на танцы, бал все-таки! Чацкий потерян, начинает для себя: «Не образумлюсь…виноват. И слушаю, не понимаю»… звучит музыка, она нарастает, набираются танцующие, они заполняют всю сцену. Чацкий пробует с одним, другим, третьим наладить диалог… но они надевают наушники и танцуют под музыку. Для них нет Чацкого. Они его вытесняют, толпа поглощает его.

Такой путь к пьесе Грибоедова оказался очень продуктивным. Показ композиции прошел успешно. Исполнителям удалось достичь естественности существования на сцене, все были убедительны и необыкновенно интересны.

Спустя некоторое время, когда впечатления от всей работы и финального выхода на сцену сформировались окончательно, мы собрались, чтобы осмыслить неудачи и удачи, приобретения и перемены. Понять, как создание этого проекта помогло нам не только усвоить программный материал по литературе, но и переменить наше отношение к автору, пьесе, героям, событиям. Нам удалось найти и установить эту живую, трепещущую ассоциативную связь между чтением и жизнью.

Таким образом, появляется надежда, что все последующие программные произведения, да и любую другую книгу эти дети будут читать и воспринимать по-другому, налаживая эту самую ассоциативную связь, получая глубокие впечатления.

Ниже предлагается список литературы, составленный командой педагогов. Эти книги нам помогали узнать те самые подробности об эпохе, понять правила поведения в обществе, понять, как устроена повседневная жизнь, что одобрялось, а что порицалось или было совершенно неприемлемо.

Список литературы.

  1. Грибоедов А.С. Горе от ума. – М., 1967.
  2. Коровин В.И. А.С. Грибоедов в жизни и творчестве: Учебное пособие для школ, гимназий, лицеев и колледжей. – М., 2003.
  3. Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII – начало XIX века). – М., 2014.
  4. Мережковский Д.С. Александр Первый. – М., 1997.
  5. Окуджава Б.Ш. Свидание с Бонапартом. – М., 1988.
  6. Окуджава Б.Ш. Путешествие дилетантов. – М., 2016.
  7. Тынянов Ю.Н. Смерть Вазир-Мухтара. – М., 2016.
  8. Федосюк Ю.А. Что непонятно у классиков, или Энциклопедия русского быта XIX века. – М., 2002.

Добавить комментарий

Войти с помощью: